21 Августа 2018

«Три дня с Роми Шнайдер»: женщина на грани нервного срыва

Премьерный фильм о кинозвезде прошлого века, открывший фестиваль «Новое кино Австрии» в кинотеатре «Победа», выходит в российский прокат 27 сентября.

«Три дня с Роми Шнайдер»: женщина на грани нервного срыва

При первых же кадрах черно-белой ленты «Три дня с Роми Шнайдер» возникает впечатление, что это документальное кино. На экране до боли знакомое и, оказывается, не забытое лицо, фотоаппарат, диктофон. Актриса дает официальное интервью в казенном номере отеля. Затем становится ясно, что фильм все-таки игровой, так живописны картины ночного загула и утреннего пробуждения. «Роми Шнайдер сыграла саму себя!» – уверяет кто-то из зрителей, который не в курсе, что немецкая кинодива закончила жизненный путь в 1982-м, через год после описываемых событий, а картина вышла весной 2018-го.

Просто Мари Баумер очень похожа на Роми Шнайдер и внешне, и внутреннее, психологическое состояние героини она воссоздает как по нотам, а режиссер Амели Атеф скрупулезно реконструирует не только обстановку, но и атмосферу тех лет. Фильм задокументировал время, перенося зрителя в эпоху с совсем другими людьми и совершенно иными нравами. Да уж, люди сильно изменились с тех пор, у них прибавилось бесстыдства и наглости. Журналист немецкого журнала «Штерн» Михаэль Юргс, считавшийся информационным киллером, ныне кажется весьма деликатным, хорошо воспитанным и даже благородным человеком. На фоне сегодняшних ток-шоу с публичными откровениями знаменитостей за деньги добытая им информация о спивающейся сорокадвухлетней кинодиве нас не шокирует, а ему самому далеко до нынешних акул пера. Ну а то, что он наутро после попойки заказывает в номер шампанское, так это не затем, чтобы споить звезду и лишить ее тормозов, а просто широкий жест, благодарность за вчерашний вечер.

Чтобы споить звезду, особых усилий не требуется. Она проходит реабилитацию на французском побережье («Три дня в Кибероне» – другое название фильма), в санатории с жесткими правилами, запрещающими земные утехи, особенно выпивку-закуску. Стремясь соответствовать облику добропорядочной матери, имеющей цель воссоединиться с детьми, Роми Шнайдер находится далеко не в том состоянии, когда возможно взять волю в кулак. Она курит практически без перерыва на сон и еду, хлебает шампанское ведрами, ставит на уши ночной ресторан, от приступов убийственной хандры внезапно переходит к необузданному веселью, в припадке эйфории скачет по скалам и ломает ногу.

Любой журналист на месте Юргса спросил бы, каким образом женщина, пребывающая на грани нервного срыва, собирается взять на себя ответственность за детей. Он и спросил, что вызвало праведный гнев Хильды, ближайшей Роминой подруги, ее наперсницы с детства, ее доверенного лица, самого преданного ей человека, которая приехала к ней в санаторий поддержать в трудную минуту. Но известно же, что никто тебя не спасет, кроме тебя самого. Хильда ставит Роми на ноги, а Роми снова падает, и так все три дня. Для того чтобы проникнуться сочувствием к заглавной героине и оправдать ее сразу и навсегда, надо полюбить ее так же, как Хильда. Или как приехавший с Михаэлем давний поклонник и фотограф Роберт, который принимает и обнимает ее в любом виде. Или, наконец, как миллионы зрителей, фанатевших от ее картин.

То, что позволено Юпитеру, не позволено быку. То, за что вызывает порицание простой смертный, можно гению. Гению можно всё. Выдающуюся личность нельзя мерить обычными мерками, ибо истинный талант – это всегда борьба с самим собой, с окружающим миром, с невидимыми бесами, с ветряными мельницами. Это беспрестанное саморазрушение и возрождение из пепла. В заглавной героине фильма гениальность подразумевается по умолчанию и доказательствам не подлежит.

«Три дня с Роми Шнайдер» рассчитаны на определенную аудиторию, и уж никак не на тех, кто не имеет должного зрительского опыта. Пусть нам не соизволят показать отрывки из ее фильмов и обходятся без флэшбеков – в данном контексте это было бы слишком банально, неуместно и даже пошло. Но беда в том, что в фильме нет выдающейся актрисы Роми Шнайдер. Нет личности, которая вопреки своим отклонениям сумела завоевать мировой кинематограф. Есть просто обаятельная и очень несчастная женщина с тяжелой судьбой. На какой-то момент ей удалось поверить, что впереди долгая и счастливая жизнь. Но впереди была внезапная и быстрая смерть.

Яна Колесинская
Фото: кадр из фильма «Три дня с Роми Шнайдер»

Комментарии